hiddenbehind: (взрыв мозга)
Мабуть деякі свої "концептуальні" записи з фейсбуку буду дублювати також сюди.

Бачила черговий діалог, що от, гендер то соціальний конструкт, а біологічна стать - ні. І це стало приводом сформулювати деякі думки "про взагалі".
Так от, взагалі-то будь-які класифікації є конструктами. Бо це моделі, створені людьми для того, щоб якось описувати реальність. Але вони не тотожні реальності, а завжди спрощені відносно неї. "Тунелі реальності", як про це писав Роберт Антон Вілсон. І якщо людина цілком уписується у певний тунель (або принаймні їй так здається), то вона може не помічати того, що в нього не вписується, не зважати на те як на варте уваги чи взагалі існуюче.
Але у природі як такій класифікацій нема. Там нема дискретності. Є різні процеси, які різним чином відбуваються з різними сутностями. Власне, як тільки ми починаємо якось називати більш-менш подібні між собою сутності та процеси - з цього моменту ми маємо справу з конструктами. І це саме по собі не є добрим чи поганим. Це просто є.
І коли це усвідомлюєш, то суперечки про те, що є чи не є конструктом видаються дещо дивними. Але як на мене насправді ці суперечки трохи про інше. Вони про те, яких конструктів людина хотіла б позбутися, а які її влаштовують, і їх вона хоче залишити.
І тут важливо розуміти, що "деконструювати" не тотожньо "знищити". Коли щось свідомо і цілеспрямовано деконструююєш, то потім уже у будь-якому разі не можеш сприймати це як раніше. Бо бачиш умовність, відносність, ситуативність визначень, за якими побудовано той конструкт. Але це не значить, що ти не можеш зібрати його знову до купи, коли у певному контексті або для певних людей у тому є потреба. Та, власне, і у тебе існують певні такі потреби, які вже встигли стати частиною твоєї ідентичності. Але від того вони не перестають бути конструктами.
Тому нехай собі будуть багато конструктів гарних та різних. Але так, щоб кожна людина могла сама собі вибирати з них ті, які вважатиме за доречне, і водночас не нав'язувала їх іншим.
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Это важный для меня текст, поскольку мысли в этом направлении начали возникать у меня ещё несколько лет назад, затем я к ним периодически возвращалась и развивала дальше, и вот наконец "паззл сложился" в цельную концепцию. Которую я и представляю вашему вниманию.


В трансгендерных кругах, а особенно в гендерквирном их сегменте, периодически поднимается вопрос о графе "пол/гендер" в идентификационных документах: какие опции в ней были бы уместны и должна ли она быть вообще. Таким обсуждениям часто свойственна проблема, связанная со стереотипным представлением о документах как о паспорте советского образца: бумажной книжечке с определённым количеством фиксированных граф, которую необходимо предъявлять в различных инстанциях. Но такое представление – это уже прошлый век, и рассуждать о графе "пол" в рамках такого контекста, на мой взгляд, сравнимо с попыткой замены отдельной комплектующей в устаревшем компьютере, в то время как стоило бы делать полный его апгрейд.
В данной статье я попробую обосновать, почему целесообразнее ставить вопрос не о тех или иных отдельных графах, а о полном изменении подхода к идентификационным документам, и обрисовать возможную реализацию такого подхода.

Read more... )

Статья опубликована на сайте ОО "Инсайт": http://www.insight-ukraine.org/chto-v-ide-tebe-moyom/
hiddenbehind: (кошка Шрёдингера)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] susel2 в Повесть о двух революциях: за что боролись?
Сегодня, в День Независимости США, хочу предложить своим читателям текст, который уже некоторое время ожидал какого-то подходящего случая для публикации. Дальше ждать, мне кажется, уже некуда, и я не вижу лучшего способа отпраздновать очередную годовщину независимости США, чем поразмышлять над наследием Декларации Независимости и попытаться сравнить это наследие с идеями, оставившими не менее глубокий след в истории человечества: с идеями Французской революции.

мнокабукаф (очень много!) )

hiddenbehind: (взрыв мозга)
У меня тут сформулировалось, что общего между некоторыми движениями правого и левого толка, будь то нацисты, ультрарадфем или советские коммунисты.
Они не учитывают либо явным образом не признают такое понятие и явление, как идентичность.

То есть они считают, что достаточно выделить некий статусный признак и обосновать, почему именно этот признак должен стоять во главе угла, чтобы люди вняли их аргументам и объединились вокруг него в национальное братство, мировое сестринство или ещё что-нибудь этакое. Это может преподноситься с позиции доминирующей группы (в случае правых) или угнетённой группы (в случае левых) - так или иначе, общим для них является то, что идентификация приписывается людям кем-то извне.
Собственно, потому такие подходы и плохо работают в реальности: идентичность - это всегда своё внутреннее, а не определяемое кем-то внешнее. Разумеется, внутреннее всё равно формируется не само по себе, а под воздействием внешнего, которое интернализуется, однако происходит это на бессознательном уровне, а не потому что кому-то так захотелось, и не на основании рациональных аргументов. Поэтому в общем случае некий внешний статус вполне может быть интернализован как часть идентичности, но может и не быть, или может быть, но не как приоритетный, а как третьестепенный (подробнее писала об этом здесь). Игнорируя это, такие идеологии спотыкаются на штуках вроде MtF-трансгендерности или дауншифтинга, или оказываются беспомощными, когда некое движение раскалывается, например, на почве отношения его участников к событиям в Украине. Потому что людям свойственно объединяться (и разделяться) исходя из их идентичностей, а не формальных признаков групповой принадлежности, сколько бы кто ни доказывали, что такое объединение является более "правильным".

В этом смысле, к слову, квир-движение выгодно отличается тем, что, по сути, нет каких-либо однозначно определяемых признаков, которыми человек должен был бы обладать, чтобы принадлежать к нему. Принадлежность тут определяется прежде всего через соответствующее мировоззрение, но мировоззрение - это именно внутреннее: то, что всегда коррелирует с личностью человека и её идентичностью.
hiddenbehind: (девачка)
Моя несколько апгрейженная статья об идентичности теперь доступна на сайте "Инсайта".
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Это наброски к теме построения альтернативной социально-экономической системы, которую я давно планировала раскрыть, но в последнее время подзабросила. Начну с определения терминов.

Субъект – любой участник сети, который может совершать операции и вступать во взаимодействия. Субъектом может быть как отдельная личность (пользователь), так и некоторое их объединение.
Операция – любое действие, совершаемое субъектом или некоторой их группой и зафиксированное в сети. Необходимо уточнить, что операцией для некоторого субъекта не может быть любое произошедшее с ним событие, а только такое, в котором он является активным действующим лицом, т.е. в прямом смысле слова субъектом, а не объектом.
Связь – мера взаимодействия между субъектами. Может быть виртуальной и актуальной. Виртуальная связь подразумевается между любыми двумя субъектами сети и имеет некий заданный по умолчанию вес. Актуальная связь определяется через фактическое взаимодействие субъектов и вследствие него её вес может увеличиваться или уменьшаться. Если связь однажды актуализирована, она уже не может обратно стать виртуальной.
Репутация – величина, определяющая статус субъекта в сети. От неё непосредственно зависят его возможности доступа к ресурсам, «покупательская способность».
Оценка +/-. Любая операция может быть оценена положительно или отрицательно любым субъектом сети (кроме тех, которые совершили эту операцию). Реальная величина оценки зависит от репутации оценивающего и от связи между ним и тем, чью операцию он оценивает (как именно зависит – об этом позже). Эта величина добавляется к репутации субъекта или субъектов, совершивших операцию.
Объединение – группа субъектов, которая участвует во взаимодействиях как единый субъект. Объединение имеет свою репутацию, может устанавливать связи и давать оценки – т.е. всё то же, что и индивидуальный субъект. При этом изменения репутации объединения отражаются также и на индивидуальных репутациях его участников.
Проект – операция, которая фиксируется в сети не по факту совершения, а как планируемая. Также проект иногда может быть описан как целевое объединение – когда некоторые субъекты временно объединяются для совместного решения неких задач, получения неких результатов, а когда они достигнуты, такое объединение перестаёт существовать. С момента создания и до завершения проект может получать оценки авансом. Такие оценки непосредственно не добавляются в репутацию участников, но будут добавлены в неё автоматически в случае успешного завершения, а в случае провала – со знаком минус. В проекте можно выделить две стадии: подготовки и реализации. На стадии подготовки проект может быть в любой момент закрыт, и тогда авансовые оценки сгорают и ни на что не влияют. На стадии реализации закрытие проекта приравнивается к провалу.

В полную модель нужно вводить ещё сферы компетенции, но пока для простоты рассматриваю вариант без разделения на сферы.
Подозреваю, что из этого пока почти ни фига не понятно. Когда у меня в следующий раз будет вдохновение, опишу, как оно всё должно работать (надеюсь, до этого момента не пройдёт ещё годик-другой).
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Я это написала в ходе дискуссии на одном форуме. Скопирую также сюда - это в общем-то в продолжение темы, поднятой в предыдущем посте.

Иерархические социальные структуры имхо наиболее выгодны, когда общество существует в условиях борьбы за выживание. Обычно это когда оно низкоресурсное и/или существует в высококонкурентной среде. То есть суть именно в том, что есть угроза выживанию не то что отдельно взятым людям входящим в этот социум, а именно самому социуму в целом. В таком случае вопрос каких-то личных благ становится второстепенным, ибо что толку от этих благ, если с уничтожением общества от них ничего не останется? Как говорится "не до жиру, быть бы живу". В такой системе наиболее эффективные социальные отношения - это предельно функциональные, с чётко расписанными ролями, когда все занимают позиции тех или иных "винтиков в системе". При этом, разумеется, те кто стоят выше в иерархии всё равно имеют больше степеней свободы. Но в ситуации действительно низкоресурсного общества особых привилегий им это не даёт. Типа, генералы спят в одних палатках с солдатами, едят из общего котла и всё такое. Потому как выбирать особо не приходится.
Когда общество становится достаточно ресурсным, то соответственно вопрос выживания для него не стоит. И тут уже на первое место начинают выходить индивидуальные потребности - не просто возможность жить как таковая, а качество жизни. И люди уже задумываются, а с чего бы им быть винтиками и тупо встраиваться в иерархию, если в жизни есть много других более интересных и приятных вещей.
Но на деле обычно происходит как? По мере того, как общество в целом повышает свою ресурсность, соответственно происходит перераспределение ресурсов и внутри него. Но происходит оно в соответствии с иерархией, ибо управляет распределением её верхушка. То бишь, те, кто стоят выше в иерархии, свой ресурс увеличивают (и увеличивают, и увеличивают...), а те, кто стоят ниже, так с малым ресурсом и остаются. И чем дальше, тем сильнее получается перекос.
Такой перекос - это в общем-то всегда состояние неустойчивого равновесия. Потому как нижние понятное дело заинтересованы в более справедливом распределении ресурсов. Если верхние в нём не заинтересованы (а так оно часто и бывает, потому как отдавать своё не хочется, к тому же в силу проекции они убеждены что нижние хотят их сбросить и занять их место наверху, хотя это совершенно не обязательно так), то они предпринимают некоторые меры чтобы такое равновесие искусственно поддерживать. Можно поддерживать тупо подавлением, но это способ сильно ресурсозатратный и потому малоэффективный. Более эффективно - это чтобы нижних их нижнее положение устраивало и они сами не хотели его менять. Методы, которыми это достигается, я назову обобщённым термином "пропаганда". Чем выше научно-технический уровень развития общества, тем пропаганда сложнее в реализации. Потому как безграмотным людям легко втюхать всё что угодно, в обществе где образование является нормой это уже сложнее, а в информационном обществе (т.е. где существует относительно свободный доступ к информации) это соответственно ещё сложнее. Но не невозможно.
И вот я думаю, почему тоталитаризмы так упирают на ксенофобию. Посредством формирования образа врага общество искусственным образом переводится в состояние высококонкурентной среды, т.е. такое, где его существование якобы оказывается под угрозой. И перед лицом такой угрозы (изначально мифологической, но под давлением пропаганды всё большее количество людей воспринимают её как реальную) люди оказываются всё более готовы отказываться от личных благ и поддерживать иерархическую систему, ибо альтернативой этому им представляется уничтожение всего того мира, в котором они привыкли жить. Что есть с их точки зрения гораздо большее зло, чем какие-то жертвы, на которые им приходится идти ради поддержания системы во имя борьбы с внешним врагом (и которые в конечном счёте благодаря адаптационным защитным механизмам вовсе перестают осознаваться как жертвы). Что собственно сейчас в России и наблюдаем.

Иллюстрация )
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Я не буду заострять внимание на достаточно банальных общих местах, вроде того что тоталитаризм держится на массированной пропаганде, нагнетании ксенофобии и подавлении инакомыслия. В данном случае меня больше интересовал вопрос, как всё это работает таким образом, когда власть вполне искренне поддерживается большинством и её тоталитарная суть "на первый взгляд как будто не видна", так что даже умные и образованные люди иной раз попадают на её крючок. Такие вот не всегда очевидные нюансы я и постаралась собрать и описать ниже.

Избирательная подача информации
Преподносится та информация, которая раскрывает ситуацию в выгодном для властей свете, неудобные же для них факты замалчиваются или сводятся к минимуму. Таким способом можно создать существенно искажённую картину событий, даже не прибегая к прямой лжи. Всё-таки люди, не имеющие повышенной заинтересованности в теме, обычно не озабочиваются целенаправленным поиском дополнительной информации, а если даже она к ним попадает позднее, то с большей вероятностью они её некоторым образом встроят в уже сформированную у них картину ситуации, чем существенно изменят эту картину. В частности, такой подход использовался путинскими СМИ при освещении событий Майдана, когда много говорилось о том, как досталось милиции, но при этом практически игнорировалась информация о существенно большем количестве пострадавших со стороны протестантов.

Смещение акцентов
Внимание привлекается к неким третьестепенным аспектам, имеющим лишь косвенное отношение к ситуации, чтобы отвлечь его от самой её сути, неудобной для властей. Таким образом, например, делая акцент на участии националистов в событиях Майдана, всё происшедшее представляли как «нацистский/фашистский переворот», несмотря на то, что национальный вопрос отнюдь не был одним из ведущих мотивов восстания. Другой вариант того же приёма – привлечение внимания к неким отдельно взятым нелицеприятным фактам, касающимся противной стороны, и возведение их в ранг вселенского пиздеца (см. например истерию вокруг Саши Белого), в то время как куда более масштабные проблемы со своей стороны остаются без внимания.

Информационное гетто
Альтернативные точки зрения в информационном пространстве выводятся из мейнстрима в некое гетто, где они не имеют возможности существенно влиять на взгляды населения и становятся уделом «узкого круга ограниченных людей». В то же время, существование такого гетто формально позволяет властям отвести упрёки в том, что в государстве нарушается свобода слова. Характерный пример – канал «Дождь» и различные оппозиционные блоги.

Мифологизированный образ врага
Идея в том, чтобы, с одной стороны, враг был «где-то там» и целевая аудитория его живьём не видела (поскольку с видимым кандидатом во враги зачастую можно пообщаться и выяснить, что вообще-то никаких причин враждовать с ним нет, инфу же про невидимого проверить труднее, а опровергнуть и вовсе невозможно), с другой стороны, он должен легко идентифицироваться в коллективном бессознательном как «чужой». На эту роль подходят геи, «бандеровцы», «загнивающий запад» и т.п., из которых провластные СМИ старательно делают страшилки, зачастую далёкие от действительности. А затем подобные «внутренние демоны», спроецированные на реальных оппонентов, становятся удобным средством для их дегуманизации и объективации – ведь убивать людей плохо, а вот убивать бандеровцев для некоторых вроде как очень даже и ничего, кем бы они при этом ни были как личности.

Обвинение жертвы
Идентифицироваться с агрессором многим кажется психологически комфортнее и безопаснее в силу иллюзии, что «своих» агрессор не тронет, но морально-этические нормы могут этому мешать. Чтобы они не мешали, действия агрессора преподносятся как правильные, а действия жертвы таким образом, что она «самадуравиновата». В общем, власти молодцы такие, делают всё для поддержания порядка, а эти придурки на митингах орут и чего-то требуют вместо того чтобы делом заниматься, ненормальные какие-то, разогнать их всех чтоб неповадно было – нувыпонели. Такого рода риторика очень легко подхватывается и её можно встретить сплошь и рядом.

Гиперкомпенсация
Маленькому человеку, не имеющему значительных перспектив в жизни, может быть приятно ощутить себя частью чего-то большего, воспринимая достижения этого большего как свои собственные. Имперские амбиции очень хорошо ложатся на подобную почву, выражая собой практически апофигей такого рода желаний. То, что эти амбиции зачастую оборачиваются ухудшением объективного качества жизни, в единую причинно-следственную цепочку может не увязываться, а если и увязывается, то оборачивается биением себя в грудь, мол патриотизм важнее каких-то меркантильных соображений, и вообще в ухудшениях враги виноваты. Что мы в частности наблюдаем сейчас в связи с ситуацией в Крыму, когда рейтинг Путина только растёт несмотря на падение рубля и начало ввода санкций.

Тролли в законе
Персонажи, роль которых состоит в том, чтобы отвлекать на себя внимание почтенной публики, в то время как настоящие игроки творят свои дела. Бывают двух видов: от оппозиции и от власти. Тролль от оппозиции несёт всякую хрень, создавая тем самым противникам власти реноме «клоунов» которых невозможно воспринимать всерьёз (в том числе и тем, которые ничего общего с ним не имеют, просто потому что им не позволено быть представленными в информационном пространстве так же широко как ему, они теряются в его тени). В то же время, поскольку фактически вся его деятельность сводится к трёпу, для самой власти он вполне безобиден. Тролль от власти представляет точку зрения, угодную власти, но доведённую до абсурда. Таким образом он играет роль громоотвода для народного гнева, и значительно более умеренные на его фоне представители власти многим кажутся вовсе белыми и пушистыми, а их действия – правильными и справедливыми, по сравнению с предлагаемыми троллем крайностями. Типовые примеры первого и второго вида: Жириновский и Мизулина.

Избирательность репрессий
Хотя драконовские законы позволяют применять карательные меры массово, в действительности они чаще применяются избирательно, точечно, иногда как будто бессистемно: один раз могут повинтить за «миру-мир», другой раз разрешить многотысячный антивоенный митинг. Таким образом, во-первых, в ответ на обвинения в полицейском государстве власти всегда имеют возможность сказать: неправда, мы очень либеральны – мы ведь разрешили то-то и то-то. Во-вторых, когда люди не могут предсказать какой может быть реакция на их действия, повяжут их за некие действия или всё пройдёт гладко – это повышает тревожность и в конечном счёте способствует формированию «выученной беспомощности».

Постепенность в закручивании гаек
Протест на Майдане перешёл в фазу силового сопротивления после того, как Янукович подписал «диктаторские законы». Так получилось потому, что он нарушил данный принцип, слишком закрутив гайки одним росчерком пера. Путин, как правило, подобных ошибок не допускал и подкручивал каждый раз по чуть-чуть – такое «чуть-чуть», хотя и вызывает возмущение, мало кого способно побудить к активному противодействию. Со временем же народ привыкает, начинает воспринимать такое состояние как норму, затем его настигает очередное лёгкое закручивание и история повторяется.

Обещания и их переигрывание
Суть в том, что властями даются некие обещания, но никак конкретно не обозначаются условия их выполнения. Это даёт им простор для переформулирования обещаний по мере изменения ситуации – более того, необходимость переиграть может быть обоснована тем, что противная сторона вела себя как-то не так (а повод для этого всегда найдётся). Таким образом, финальная реализация может быть подогнана к такой форме, которая для власти наиболее выгодна, и в то же время формально подкопаться чтобы найти в этом нарушение обещания будет сложно. Подобной тактики придерживался Янукович в переговорах с лидерами оппозиции. Есть и обратный вариант данного приёма: пообещать устроить какой-нибудь кошмарный ужас, затем постепенно свести его к маленькому жутику – и можно не сомневаться, что многими подобное поведение властителя будет по итогу оценено как очень либеральное в силу того, что действительность оказалась совсем не такой страшной, как первоначальные ожидания. То, что она оказалась при этом всё равно хуже, чем была раньше, обычно проходит мимо внимания.

Затягивание времени
Когда ожидание исхода некоего события надолго затягивается, при том что человек не может самостоятельно на него повлиять, он оказывается в состоянии перманентной тревоги, и рано или поздно наступает такой момент, когда уже любой исход кажется лучше, чем продолжение ожидания. Таким образом, просто затягивая время принятия решения, власть может создать себе более благоприятные условия для того, чтобы это решение оказалось для неё максимально выгодным. Другой эффект от данного приёма касается информационного пространства, в котором существует непрерывный поток новостей, поэтому интерес к любому событию рано или поздно стихает. Посему, просто переждав период шумихи вокруг некоторой ситуации, власти могут принять по ней нужное им решение и получить минимум какой бы то ни было реакции, хотя ещё недавно такое решение вызвало бы шторм.

Думаю, по прочтении понятно, что многие из перечисленных пунктов обычно применяются в комплексе, и именно тогда дают наибольший эффект. На полноту этот список не претендует и, вероятно, по размышлении к нему можно было бы добавить что-то ещё.

ЗЫ: из соображений экономии времени и сил комментарии, суть которых сводится к тому что "я считаю что всё немножко совсем не так", оставляю за собой право игнорировать или удалять. Конструктивные вопросы, уточнения, дополнения, а также благодарности и перепосты - приветствуются.
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Технократия - это, конечно, прежде всего о способе осуществления власти. И в значительной степени этот способ упирается в отношение к ресурсам.
Поэтому можно сказать, что технократия, как я её понимаю - это, в частности, о переходе от парадигмы недостатка ресурсов к парадигме их избытка.
Я использую такое громкое слово "парадигма", поскольку речь идёт не просто о самом факте недостатка/избытка, но об основанном на нём восприятии и установках, которые в конечном счёте влияют на всю систему ценностей общества.

Парадигма недостатка ресурсов подразумевает, что ресурсов всегда меньше, чем потребности в них - то есть на всех всегда не хватает. Поэтому те, кто успеют добраться до ресурсов первыми, окажутся в выигрыше.
Парадигма избытка ресурсов, напротив, исходит из того, что количество ресурсов превышает потребности. Поэтому нет нужды расхватывать ресурсы, поскольку требуемое их количество можно будет получить в любой момент, по мере необходимости.

Недостаток ресурсов провоцирует конкуренцию как ведущую установку в таком обществе. Результатом конкуренции становится неравномерное распределение ресурсов: у тех, кто в ней выиграли, ресурсов оказывается с избытком, в то время как проигравшие страдают от недостатка. Это есть основа формирования иерархий. Далее либо такие иерархии поддерживаются неизменными (поскольку "верхним" выгодно их положение и они используют ресурсы для его поддержания, а у "нижних" недостаточно ресурсов чтобы его изменить), либо частично реструктурируются, если в силу тех или иных обстоятельств кому-то из занимающих нижние позиции удаётся отхватить ресурсы и прорваться выше. Однако общая ситуация неравномерности и недостатка остаётся неизменной. Также такой подход приводит к неэффективному использованию ресурсов: поскольку количество ресурсов в вершине иерархии превышает реальные потребности, немалая часть их выпадает из оборота и идёт в утиль, не будучи полностью (а то и вообще) использованными. Рано или поздно всё это ведёт к истощению, когда недостаток проявляется во всё большем количестве сфер деятельности и уровней иерархии, в результате чего такая система неминуемо гибнет.
В ситуации избытка ресурсов конкуренция нехарактерна, поскольку в ней нет необходимости. Однако функционирование такой системы требует определённого уровня осознанности - а именно понимания того, что ресурсы не вечны, и чтобы ситуация избытка сохранялась, её необходимо целенаправленно поддерживать. Поскольку ресурсы разнородны и находятся в постоянном круговороте и сложных взамодействиях, то, очевидно, наиболее эффективное поддержание избытка может быть достигнуто при максимальном учёте и использовании таких взаимодействий, т.е. при совместной слаженной работе. Таким образом, ведущей установкой в обществе с парадигмой избытка ресурсов становится кооперация.
Можно привести и другие отличия между социумами с парадигмой недостатка и избытка, однако не хочу растекаться мыслью по древу, поэтому останавливаюсь только на ключевых моментах.

Тут надо понимать, что большую часть своей истории человечество существовало в парадигме недостатка ресурсов. Это связано с неэффективным их использованием, в первую очередь в плане низкой возобновляемости. Как только в ареале обитания некоторой популяции некий ресурс истощался, она стремилась расширить этот ареал, рано или поздно сталкивалась с другой популяцией, и между ними возникала конкуренция за ресурс. По мере развития технологий (а также исчерпания территорий для расширения) экстенсивный подход начал уступать место интенсивному, при котором возобновляемость значительно выше. Но, по сути, только с недавнего времени, в постиндустриальную эпоху после мировых войн, последний постепенно становится преобладающим. Это очень маленький срок по сравнению с мировой историей, поэтому для человеческого общества в целом парадигма недостатка всё ещё остаётся ведущей и как бы само собой разумеющейся, так что ситуация недостатка может поддерживаться в социуме даже при условиях, когда фактических предпосылок для неё нет. Переход к парадигме избытка контринтуитивен, поэтому может встречать сопротивление на всех уровнях - и прежде всего, разумеется, со стороны "сильных мира сего", находящихся в верхних слоях сегодняшних мировых иерархий. Однако без такого перехода качественный скачок в развитии человечества невозможен (а без скачка скоро станет невозможным и само развитие вообще, поскольку момент, когда при парадигме недостатка человечество упрётся в свой ресурсный потолок и затем начнётся истощение, уже не за горами).

Вышесказанное, строго говоря, напрямую ещё не относится к технократии. В идеальном мире, где большинство людей придерживаются парадигмы избытка, технократические механизмы по большому счёту не являются обязательными (хотя, вероятно, и останутся наиболее эффективными), поскольку уровень осознанности такого общества позволит осуществлять справедливое управление и без их помощи. Будет ли когда-либо достигнут такой уровень - вопрос на сегодняшний день скорее философский; в любом случае следует исходить из того, что переход к такому обществу может осуществляться постепенно, и исходной точкой для него является реальный сегодняшний мир, в котором подобная осознанность свойственна меньшинству. И именно технократические механизмы и принципы управления на мой взгляд наилучшим образом могли бы компенсировать недостаток этой осознанности и всё то "человеческое, слишком человеческое", которое может стать препятствием на данном этапе развития цивилизации. Но это уже тема для других постов.
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Я иногда использую словосочетание "статусно-иерархическая система", и эти два свойства действительно нередко идут "в одном флаконе". Тем не менее, стоит их различать.
Допустим, у нас есть некие условные группы людей - группа А и группа Б.
Статусность подразумевает, что эти группы жёстко разделены: человек не может перейти из группы А в группу Б, или наоборот.
Иерархичность подразумевает, что группы некоторым образом проранжированы - допустим, А>Б, что в социальном смысле означает: любой представитель группы А в некотором смысле лучше любого представителя группы Б.
Поскольку речь о социальных процессах, то не обязательно, чтобы эти условия выполнялись в абсолюте: если они выполняются для большинства входящих в группы А и Б, то можно говорить о том, что данные группы составляют статусную или иерархическую социальную систему соответственно.
При этом в общем случае статусность не обязательно иерархична: группы А и Б могут быть просто разными без того, чтобы одна из них позиционировалась выше другой. Также и иерархичность может быть нестатусной, если граница между группами прозрачна, т.е. некто из Б может перейти в А и тем самым стать выше (или наоборот).
Статусно-иерархическая система же получается в том случае, если выполняются оба условия: группы выстроены в иерархию и переход между ними затруднён. В этом смысле гендерно-бинарная патриархальная система является статусно-иерархической.

Теперь, чтобы было понятнее, покажу на примерах разные подходы к статусности и иерархичности. Это разумеется некоторые упрощения, но думаю что суть они схватывают.
Либеральный феминизм, например, борется преимущественно со статусностью, акцентируя на том, что мужчины и женщины не столько различны, сколько похожи. При этом он работает методами, которые убирают некневсе границы между группами М и Ж и тем самым облегчают перемещения по иерархии, но не затрагивают её саму.
Радикальный феминизм, напротив, борется с иерархичностью, рассмотрение гендера как иерархии - его альфа и омега. Однако, абсолютизируя значение гендерной социализации и упирая на сепарацию как на основной метод, он при этом также является жёстко статусным.
Что касается квир-движения, то оно антистатусно. Однако подход его иной чем у либфем, диверсионный я бы сказала - его суть в смешивании и размывании статусных маркеров. В самом деле, чтобы статусная система держалась, статусы в ней (т.е. групповая принадлежность) должны однозначно идентифицироваться. Если же чёткая идентификация становится затруднительной, то границы между группами оказываются не просто прозрачными, но и вовсе непонятно где они и есть ли вообще. К сожалению, эффективно это работает в социуме только в том случае, если становится достаточно массовым явлением, а не уделом одиноких чудаков - и в этом, пожалуй, на сегодняшний день основная проблема (гендер)квира.

Что я хочу сказать по этому поводу. Тут при желании можно было бы долго спорить, с чем бороться важнее: со статусностью или иерархичностью (к слову, такой спор сам по себе был бы иерархичным). Но не нужно :). В общем-то, гендерная статусно-иерархическая система есть не просто механическая сумма двух компонент, но их синтез - поэтому в конечном счёте одно тянет за собой другое. С одной стороны, если сломать иерархию, то потребность жёстко разделять статусы в значительной степени уходит. С другой стороны, если размыть статусы, то становится затруднительно выстраивать иерархию. Поэтому, я так думаю, и феминизмы, и квиры разные нужны и всякие важны. И лучше, если они, ломая систему с разных сторон, делают это параллельно, не выясняя отношения между собой.
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Свободный выбор часто интуитивно понимают как такой, который делается при отсутствии принуждения (это, в частности, отражено в ироническом оксюмороне "добровольно-принудительно"). Это определение плохо тем, что оно негативное (т.е. определяется через отсутствие чего-то, а не через наличие). Что ещё более важно, оно задаёт необходимое условие, но не достаточное.

Достаточное условие в позитивной формулировке на мой взгляд определяется следующими тремя параметрами:
- информированность
- осознанность
- ресурсность
Другими словами, выбор является свободным в том случае, если личность обладает полной информацией о возможных вариантах выбора, способна её критически осмысливать и имеет достаточно ресурсов для осуществления любого из вариантов.

Отсюда хорошо видно, почему приведенное в начале определение не является достаточным:
- если информация о некоторых вариантах у личности отсутствует, то это в принципе исключает такие варианты из рассмотрения (ограничивает возможности выбора); к тому же, неполная и искажённая информация может менять предпочтения вариантов при выборе - поэтому избирательная подача информации позволяет манипулировать процессом выбора, сохраняя для самой личности иллюзию его свободы;
- при недостаточно развитой осознанности личность, некритично воспринимая ту или иную информацию, легко попадает под влияние чужих идей, и тем самым становится несвободной в своём выборе без всякого принуждения;
- недостаток ресурсов (в широком смысле - материальных, психических, социальных...) ограничивает возможности выбора только теми вариантами, на которые ресурсов хватает, нередко вынуждая выбирать нежелательный на самом деле вариант по принципу "меньшего из зол" - снова-таки без явного принуждения.

В завершение остаётся только добавить, что максимально полной информацией владеет разве что гугл, свою способность критически мыслить люди обычно склонны переоценивать, а ресурсов, перефразируя известную поговорку, никогда много не бывает. Так что полная свобода - это миф, и на деле можно говорить разве что о больших или меньших степенях свободы. Тем более что, к слову, наука и вовсе ставит под сомнение существование свободы воли как таковой.
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Эту простую на мой взгляд истину упускают из виду те, кто считают, что интересы государства могут стоять выше, чем интересы его граждан.
С инструментами, имеющими простую и однозначную функцию, подобной подмены понятий обычно не происходит. В самом деле, никому в здравом уме не придёт в голову, что если например у человека есть топор, то он прямо-таки обязан каждый день нарубить некое количество дров, потому что таково предназначение топора и человек должен обеспечивать его реализацию. С девайсами более сложными уже не всегда бывает так просто. Например, если кто-то устанавливает на телефон различные примочки не потому, что ему нужна предоставляемая ими функциональность, а просто "шоб було" - тем самым этот человек как бы "субъективирует" телефон, а сам опускается до роли обслуживающего его объекта. На этом повороте как мне кажется не в последнюю очередь строится общество потребления - впрочем, речь сейчас не о нём.
Особенно сплошь и рядом такая подмена понятий происходит применительно к социальным образованиям, поскольку в данном случае в её основе могут лежать не только иррациональные бессознательные мотивы, но и простое рациональное обоснование, на поверхностный взгляд кажущееся убедительным. Состоит оно в следующем: объединение некоторого количество людей - это больше, чем каждый из этих людей в отдельности. А значит, и интересы такового объединения как субъекта более значимы, чем интересы отдельной личности, и нет ничего зазорного в том, чтобы личными интересами поступиться. Это может казаться логичным - но именно на такой логике и строится оправдание тоталитаризма.
Этой логической ловушки можно избежать, если помнить о том, что всякое общественное объединение - это инструмент, предназначенный для решения тех или иных задач входящих в него людей, которые, будучи его составляющими, всё равно остаются субъектами сами по себе. В такой формулировке становится очевидным, что никаких таких целей и интересов, существующих как "вещь в себе" независимо от конкретных субъектов, у объединения быть не может. И если оказывается, что интересы, декларируемые как общие, на деле идут вразрез с интересами некоторых входящих в объединение субъектов - это повод задуматься, что здесь что-то не так, и в таком объединении надо что-то менять. Здесь уточню, что речь в данном случае скорее о "стратегических" интересах - на "тактическом" уровне какие-то компромиссы и уступки разумеется возможны и часто необходимы, без них никакое объединение в принципе не сможет долго просуществовать. Однако если на уступки кому-то приходится чаще других идти "здесь и сейчас", в то время как целевые "золотые горы" не видны даже на горизонте - тут впору вспомнить, что "нет ничего более постоянного чем временное", и сделать выводы.
К государствам, как наиболее крупным из общественных объединений, всё сказанное относится в такой же степени. Государство - это инструмент, имеющий своё функциональное назначение, свои "ТТХ", инструкцию по эксплуатации и по технике безопасности. Само содержание этих понятий может быть предметом обсуждения, они могут подлежать настройке, корректировке, профилированию и т.д. Главное при этом никогда не забывать, что инструмент предназначен для людей, а не люди - для инструмента.
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Я не раз уже озвучивала в разных местах тезис о том, что идентичность, в смысле ощущения принадлежности к некой группе людей - это по сути "опознавалка свой-чужой". В нижеследующем тексте попытаюсь обобщить и упорядочить основное, что я на сегодняшний день думаю по этому поводу.

Начать стоит с определения самих понятий "своё" и "чужое". Это некие маркеры, которыми личность может помечать всё, что оказывается в её сфере внимания - как сами объекты, так и отдельные их свойства, качества, проявления и т.п. Проще всего можно сформулировать следующим образом: "своё" - то, к чему хочется быть поближе; "чужое" - то, от чего хочется держаться подальше.
Это конечно очень упрощённо-бинарная формулировка. На деле можно скорее говорить о различных градациях "своего" и "чужого". При этом на одном полюсе спектра будет то, что ощущается личностью как самое её ядро, буквально "это я и есть". На другом полюсе - то, что вызывает однозначную безусловную антипатию, "с этим я никогда не буду иметь ничего общего". В середине оказываются нейтральные, индифферентные позиции. Однако даже для нейтральных X и Y, которые может быть затруднительно однозначно поместить в "свою" или "чужую" часть спектра, нередко можно сказать, например, что "X для меня более своё, чем Y". Здесь впрочем уточню, что важно не путать нейтральность с отсутствием позиции: последнее означает, что нечто к настоящему моменту ещё не попадало в фокус внимания личности, а значит позиция на спектре "своё-чужое" по нему пока не обозначена и потенциально может оказаться какой угодно.
Механизмы формирования "своего" и "чужого" у конкретной личности могут быть различны и многообразны. Это вообще большая отдельная тема, и во избежание растекания мыслью по древу касаться её я здесь не буду.
А вот на чём хотелось бы особенно акцентировать внимание. "Своё" и "чужое" - это не про фактическое положение вещей, не про реально присущие личности свойства и качества или принадлежащие ей вещи, - а про направление, стремление. Т.е., если личность обладает тем, что она ощущает как "своё", она будет стремиться это сохранить. Если она этим не обладает - будет стремиться это обрести. Аналогично, для "чужого" - будет стремиться избавиться от этого, или же выдерживать дистанцию. Стремление это будет тем более ярко выраженным, чем дальше от центра и ближе к полюсам находится "своё" и "чужое" на вышеупомянутом спектре.

Далее. С абстрактных свойств и качеств "своё" и "чужое" переносится на конкретные обладающие этими свойствами объекты. Такой перенос является контекстно-зависимым, т.е. нечто или некто в различных контекстах может оказываться как "своим", так и "чужим". Тривиальный пример: муж некоторой женщины - часть семьи, близкий человек - "свой", но одновременно и мужчина (т.е. некто отличный от женщины) - "чужой". Забегая вперёд, скажу, что различные социальные контексты и определяют всю ту многообразную совокупность идентичностей, которая может быть у каждой отдельной личности.
"Своё" и "чужое", относящееся к простым объектам и базовым свойствам, может играть роль "кирпичиков", из которых собираются более сложные конструкции. Если человек обнаруживает, что некоторая критическая масса "своих" "кирпичиков" присуща некой категории объектов - тогда количество переходит в качество, и эти объекты также становятся для него "своими". При этом они могут обладать также и другими свойствами, которые "своими" не является. Но это в данном случае игнорируется или воспринимается как несущественное.
Собственно, так и формируется идентичность: личность обнаруживает, что некоторое количество "своих" для неё качеств характерно для некоторой социальной группы - и вот она уже идентифицирует себя с этой группой. Я пишу "обнаруживает", но на деле это чаще происходит бессознательно, и сам момент идентификации очень редко бывает отрефлексирован. Как правило, личность уже постфактум некоторым образом рационализирует для себя эту идентификацию, т.е. находит обоснования, которые кажутся ей убедительными. Такие обоснования могут иметь нечто общее с истинными причинами или не иметь, но почти никогда не совпадают с ними на 100%. Дело в том, что этот самый "кирпичик", дополнивший массу до критической, может быть с рациональной точки зрения чем-то бессмысленным, а то и вовсе неодобряемым внутренней цензурой, ибо пути бессознательного неисповедимы - сознанию же предпочтительнее иметь дело с более удобоваримыми аргументами, а настоящие причины бывает трудно не то что принять, но даже докопаться до них. Если же речь о раннем детстве, то должный уровень осознанности и навык рефлексии на тот момент и вовсе ещё не сформирован.

А теперь возвращаемся к началу: "своё" - то, к чему хочется быть ближе. То есть, если группа опознана как "своя", то хочется быть с этой группой, быть признанным/ой как её часть. Но: во-первых - см. выше - человек может неверно осознавать критическую массу "своего", через которую он проидентифицировался. Во-вторых - см. ещё выше - "своё" может соответствовать не тем качествам, которыми он обладает на текущий момент, а тем, которые для него только лишь желаемые. Наконец, в-третьих, группа может считать своей характерной "критической массой" вообще более другой набор качеств, только частично пересекающийся со "своими" для этого человека. И даже в-четвёртых: в разных слоях социума такие наборы качеств могут по-всякому различаться. Из всего этого получается множество возможных причин того, что может мешать личности реализовать свою идентичность.
То есть, допустим, есть MtF, которая говорит "я ощущаю себя женщиной". Гейткиперы ей на это говорят, надо отрезать лишнее. Гомофобы говорят, пидарас, пойди убей себя апстену. Негомофобы говорят, так ты значит хочешь замуж и "киндер-кюхе-кирхе". Радфем говорят, у тебя нет женского опыта, вали нафик отсюда. И вот она мечется из огня да в полымя, а ей может всего-то хотелось краситься и носить красивые платьица. Но: "всего-то" - было до того как произошла идентификация. А коль она уже произошла, то к этому "всего-то" добавляется вышеупомянутое желание быть частью группы, которое становится значимым само по себе, независимо от того, что там стояло в его основе. Чтобы "своё" действительно стало своим.
Осуществление же этого желания может идти разными путями, но, так или иначе, все эти пути будут связаны с увеличением количества "кирпичиков", которые станут у неё общими с группой (в данном случае - с женщинами) не только на уровне устремлений, но и по факту. Что характерно, эти "кирпичики" совершенно не обязательно будут для неё "своими" - т.е. тем, к чему она сама изначально стремилась. Упор будет идти как правило на то, что считает "своим" для женщин значимая для неё часть социума. Вполне вероятно, впрочем, что в конечном счёте что-то из этого (возможно даже и всё) действительно станет для неё "своим". А может быть, и нет. Но это уже несколько отдельная история.

И ещё такой вариант, о котором хочется сказать отдельно - "идентификация от противного". Она возможна в том случае, когда "кирпичики" "чужого" у человека сформировались более явно и чётко, чем "своего", или же "своё" не набирает достаточную критическую массу для привязки к той или иной группе. Тогда "своя" группа определяется скорее методом исключения, чем напрямую.
То есть, например, личность однозначно ощущает себя как "не X" (X - "чужое"), при этом считается, что всё множество состоит из X и Y. Далее в общем случае возможны варианты. Самый простой и очевидный вариант - идентифицироваться с Y. При этом, возможно, у Y действительно будет обнаружено достаточное количество "своих" "кирпичиков", и тогда конечный результат будет не слишком отличаться от того, какой мог бы быть при формировании идентичности напрямую. Но, может быть, "кирпичиков" будет недостаточно. Здесь более простой вариант, который чаще выбирает сознание - "дорисовать" недостающее, т.е. искусственно причислить к "своему" то, что ощущается скорее как нейтральное. В зависимости от различных факторов оно в конечном счёте может либо действительно перейти в категорию "своего", либо нет. Во втором случае личность будет раздираема противоречиями - то есть периодически сомневаться в своей идентичности как Y, такая идентификация будет неустойчивой, если только в её жизни не произойдут какие-то значимые события, которые повлекут за собой изменение восприятия "своего" и "чужого".
Более сложный вариант - это когда человек решает, что он не X и не Y, а, возможно, некое Z, которое отсутствует в общепринятой классификации. И далее, фактически, самостоятельно конструирует эту идентичность Z и соответствующую ей "виртуальную" группу. Возможно, конструирует не с нуля, а, например, использует образы из сказочной или фантастической литературы. А может быть, придумывает и что-то совсем своё. Самое интересное происходит тогда, когда такие вот "люди Z" с более-менее схожими наборами "своего" получают возможность встретиться и сопоставить своё восприятие. Результатом может стать то, что их виртуальная социальная группа актуализируется, затем начнёт расширяться, со временем потребует для себя полноценную позицию в классификации, а там, неровен час, и вообще её пересмотра. Что, например, происходит сейчас с трансгендерами и интерсексуалами, выходящими за рамки традиционно-бинарных представлений об М и Ж.

На этом я пожалуй закончу. Пока обкатаю текст здесь - среди "своих", может что-то ещё подправлю и добавлю, потом закину и в более другие места.
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Из поста и комментариев к нему может показаться что я стою на исключительно радикальных позициях, но это не совсем так.
Я считаю, что в условиях ограниченных ресурсов имеет смысл использовать любые методы, которые способны улучшить ситуацию. И если появляются возможности идти на диалог с системой, договариваться и добиваться частичных изменений в желаемую сторону в рамках существующей социально-экономической модели, то такими возможностями не стоит пренебрегать. Но с некоторыми оговорками:
- "овчинка должна стоить выделки" - то есть плата за изменения, в чём бы она ни выражалась, не должна превышать потенциальный эффект от них (вообще говоря, лучше чтобы она не превышала даже некоторую долю от этого эффекта, но проводить математические выкладки на столь "концептуальном уровне" я не возьмусь);
- ресурс, затрачиваемый на реализацию изменений заинтересованным в них сообществом, не должен составлять критически значимую часть от всех имеющихся в его распоряжении ресурсов. То есть такой вклад ресурсов может быть второстепенным, дополнительным, но не основным;
- предпочтительно, чтобы изменения производились главным образом за счёт ресурсов самой системы, всегда когда это возможно, если это не влечёт за собой существенного пересмотра условий договора в её пользу (и тут мы возвращаемся к первому пункту).

Далее про сепарацию. На самом деле я глубоко убеждена, что в перспективе выживание человечества без отката в развитии возможно лишь при условии его интеграции в единую социоэкономическую систему. Однако на некотором этапе, прежде чем такая интеграция станет возможна, может потребоваться "решительно размежеваться". При этом, как бы там ни была сепарация в итоге реализована, она должна сохраняться до тех пор, пока "альтернативное государство" не станет не просто силой, с которой необходимо считаться, но силой, которая сама сможет диктовать условия. Это не означает, что технократы, обретя таковую силу, примутся железной рукой загонять человечество к счастью. Я исхожу из того, что с некоторого момента созданные ими социальные структуры станут способны обеспечивать более высокое качество жизни входящим в этот социум индивидуумам, и тогда начнётся естественный процесс перетекания людей из традиционного общества в альтернативное. Однако старое общество будет этому процессу сопротивляться, пытаться тормозить его или обратить вспять, и вот тут новому как раз и потребуются силы, чтобы не только защитить себя, но и эффективно поддерживать данный процесс. На эту тему частично уже писала здесь.
Тут важно уточнить, что технократическая сепарация ни в коем случае не может означать полную закрытость границ а-ля "железный занавес". Такая закрытость противоречила бы на корню самой идее информационного общества, в рамках которого и предполагается построение технократии как я её понимаю. Скорее речь может идти о более жёстком фильтре на вход: принимать только тех, кто готовы активно вкладывать ресурсы, и отсекать тех, кто желает преимущественно брать. В т.ч. поэтому в предыдущем посте речь шла о том, что самым первым этапом должно быть прокачивание личных ресурсов - невозможно ведь вкладывать то, чего нет или недостаточно. Впоследствии, по достижении вышеупомянутой силы, фильтр должен быть снят, "и никто не уйдёт обиженным".
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Сегодня утром проскочила в голове мысль, что некоторые подходы из феминизма могут быть легко перенесены на технократическую модель переустройства общества, и я с интересом её развила.
То есть, условно говоря, "либеральная технократия" - это такая, которая предполагает отталкиваться от существующего политического и экономического устройства, какое оно есть в наиболее развитых постиндустриальных странах, и постепенно преобразовывать его управленческие механизмы в технократические.
"Радикальный" же подход, в таком ракурсе, исходит из того, что даже самые прогрессивные из существующих политических режимов всё равно построены на статусных иерархиях, а экономические - на конкурентности и "потреблятстве". Другими словами, являются если и меньшим, то всё равно безусловно злом, сделать из которого чего-нибудь хорошего в принципе невозможно. А следовательно и нет смысла пытаться - вместо этого нужно строить своё общество с нуля, сепарировавшись от существующего.
Но что должна означать на деле такая сепарация? Как она может быть реализована?
Уехать в лес/в горы/на необитаемый остров, и основать там коммуну? Ну, может когда-нибудь она и дорастёт до развитого социума, который сможет стать альтернативой мейнстримной цивилизации. Но "жить в эту пору прекрасную" основателям наверняка не придётся.
Максимально отказаться от участия в ресурсных циклах, поддерживающих государства и корпорации? Ну да, есть допустим пример человека, вроде даже успешный, полностью отказавшегося пользоваться деньгами (ссылку искать лень). Многие ли готовы повторить такой опыт? Вопрос риторический.
Брать самим контроль над ресурсами? Оно бы конечно неплохо, но, как только система просечёт что к чему, для защиты этих ресурсов понадобится своя армия. Содержание которой в состоянии боеготовности само по себе потребует нехилых ресурсов. И тут можно делать ставки, как долго такое общество сможет продержаться.
В общем, куда ни кинь - всюду клин. Так какой же может быть выход?
Я думаю так. В первую очередь нужно прокачивать личные ресурсы, и главным образом те, которые не могут быть отобраны или обесценены системой. То есть прежде всего знания, навыки, компетенции, которые в конечном счёте и должны стать той основой, тем каркасом, на котором будет построено технократическое общество. Такая прокачка, разумеется, не делает обладателей этих компетенций автономными, сепарированными от существующей модели общества - утверждать так было бы иллюзией - однако значительно увеличивает гибкость и вариабельность в плане позиций (статусов), которые они могут в этом обществе занимать.
И вот когда таких людей наберётся достаточная критическая масса, и при этом они будут не разрозненными индивидуумами, а будут представлять собой виртуальное, распределённое, но при этом достаточно целостное сообщество - вот тогда можно будет всерьёз начинать строить "антигосударство" и всякие такие модели, реально способные развиться в альтернативную социоэкономическую систему. Пока же этого нет, все помыслы на эту тему будут оставаться лишь красивыми теориями.
hiddenbehind: (кошка Шрёдингера)
Права человека - это основа основ. Они превыше всего, никакие законы и правила не могут стоять над ними.
Никакие нарушения прав человека, никакая дискриминация не могут быть оправданы. Апелляции к нормам, обычаям, традициям, здравому смыслу, "так всегда было", "так принято в обществе", "так все делают / говорят / думают" – всё это отмазки, которые не могут служить оправданиями. Также оправданием не может быть стремление к причинению добра, кому бы то ни было в какой бы то ни было форме.
Не имеет значения, является ли случай нарушения прав человека типовым для миллионов, или же он уникален. Каждый случай может и должен быть рассмотрен. Нет "лёгких" или "тяжёлых" случаев. Если есть факт нарушения – этого достаточно.
Если некий закон порождает ограничение прав той или иной группы людей – такой закон должен быть пересмотрен или аннулирован. Если законодательство косвенно допускает дискриминацию людей по тому или иному признаку – такие законы должны быть доработаны, чтобы исключить дискриминацию.

Различные движения в борьбе за права человека, как то: ЛГБТ-активизм, феминизм, движение за нейроразнообразие и т.д. – это как ветки одного дерева. Каждая ветка имеет свои особенности, свои нюансы, но никакая из них не может существовать сама по себе, в отрыве от дерева с его корнями и стволом.
Но при этом каждая группа говорит в первую очередь за себя. "Ничего о нас без нас".
Одна группа может говорить за другую в контексте какого бы то ни было взаимодействия между ними, или если между ними есть договорённость об этом. В остальном – никакой "терапии без запроса". Также никакого меряния дискриминациями на предмет "кому живётся тяжелее / легче", "кто труЪ или не тру", и прочими шворцами. Каждая проблема важна и актуальна по-своему.
То же самое касается и отдельных людей внутри группы. Если кто-то не признаёт, что его права нарушены, пускай даже на это указывают объективные факты – это также его право, и не следует причинять ему добро без его на то согласия.

Борьба должна быть "за", а не "против".
За права гомосексуалов, а не против гомофобов.
За грамотное информирование, а не против "законов о пропаганде".
За права женщин, а не против мужчин-"угнетателей".
За разнообразие, а не против "традиционных ценностей".
За свободный выбор мировоззрения, а не против религии.
И так далее.
Борьба за – всегда конструктивна. Борьба против – разрушает, но сама по себе не предлагает альтернативу разрушенному.
Борьба за – это инициатива. Борьба против – это только лишь ответ на чужую инициативу, это движение на шаг позади.
Это не значит, что совсем не нужно реагировать на инициативы, идущие в разрез с целями движения. Но ресурсы на такую реакцию должны выделяться по остаточному принципу.

Борьба за права должна вестись ненасильственными методами.
Насилие и правовое общество несовместимы в принципе. Поэтому никакое насилие не может быть прогрессом, движением вперёд – это топтание на месте либо откат назад к "законам джунглей". Если дискриминируемая группа в результате революции поменяется местами с привилегированной – от перестановки слагаемых сумма не изменится.
Здесь нужно сделать важную оговорку. Если агрессор ставит жертву в позицию, когда единственным способом защитить себя становится столь же агрессивный ответ – тогда это приемлемо и оправдано. Но если прямой угрозы нет, то прибегание к насильственным мерам вместо правовых механизмов – означает опуститься на один уровень с агрессором. На эту тему есть хороший фильм "Отважная" (The Brave One). (Это должно быть очевидно из предыдущих тезисов, но на всякий случай уточню: агрессора это в любом случае не оправдывает. Насилие никогда ни в какой форме ни при каких обстоятельствах не может быть оправдано – см. начало этого поста.)

Любой личный опыт ценен.
Человеку из дискриминируемой группы может быть нелегко поделиться своим жизненным опытом дискриминации. Поэтому никакой опыт не может отвергаться, отрицаться, подвергаться сомнению (за исключением разве что ситуаций, когда есть однозначные объективные доказательства фальшивости данного опыта). Не может быть основанием для отрицания чужого опыта то, что он не вписывается в чью-то картину мира, представления о реальности и т.п.

Каждый делает столько, сколько может.
Как правило, активизм не является тем видом деятельности, которым человек зарабатывает себе на жизнь. Также чаще всего он сопряжён с повышенным риском столкнуться с более жёсткими формами дискриминации. Поэтому недопустимо критиковать кого бы то ни было за то, что он делает мало, даже если он вообще ничего не делает. Каждый вкладывается по мере сил и возможностей, и любой вклад должен цениться и поощряться.
При этом, что касается не количества, а качества - что именно и как делается - здесь критика уместна. Но она должна быть обоснованной и конструктивной, а не строиться на эмоциях и оценочных суждениях.

Закончу на этом, возможно потом ещё что-то добавлю. Некоторые принципы кому-то могут показаться спорными, но ничто из написанного здесь не взято просто так "из головы" – большинство мной выстраданы, и я готова их отстаивать.
hiddenbehind: (девачка)
...существует ли подход к сексуальной ориентации, который принципиально менял бы систему координат, рассматривая направленность влечения в ракурсе не пола, а фенотипа?
Логика тут простая: сексуальная привлекательность определяется в большей степени внешними данными. Понятно что социокультурная среда определяет те или иные эталоны красоты, но при этом всегда есть индивидуальные нюансы: кого-то влечёт к худым, а кого-то к полным, кого-то привлекает утончённая внешность, а кого-то "звериная", и т.д. С чем это коррелирует и от чего зависит?
Понятно, что в гендерно бинарной картине мира мужской и женский фенотип рассматриваются как принципиально разные непересекающиеся множества, и соответственно внешние данные не могут рассматриваться в отрыве от пола. А вот при спектральном и многомерном подходе к гендеру всё очень неоднозначно и в базовые "гомо" и "гетеро" никак не впихивается, даже при добавлении к ним "би". Если гендер не совпадает с биополом - уже начинается путаница, определять ли ориентацию по полу или по гендеру, и единого устоявшегося мнения на этот счёт нет. Опять же, случаи, когда люди вроде бы гетеросексуальные испытывают влечение к тем, кто имеет внешность противоположного пола, но биологический пол одинаковый с ними, не так уж редки (и какое ключевое слово здесь? внешность!) В конечном счёте, всё, что не определяется однозначно, пихают под букву К[вир], но эта всё разрастающаяся общая свалка - скорее лишнее подтверждение несостоятельности существующей модели.
Так вот, если вообще забить на такой параметр как "пол" и привязаться сугубо к фенотипу - очень интересно, что получилось бы там с врождённостью, фиксированностью, процентными соотношениями, в общем всякими такими параметрами, которые обычно рассматривают в исследованиях сексуальной ориентации.
hiddenbehind: (кошка Шрёдингера)
Возможно сейчас буду озвучивать банальные вещи, где-то кем-то уже описанные, но тем не менее. При появлении в жизни человека новой, ранее неизвестной сущности, я бы выделила четыре этапа, через которые проходит восприятие по мере ознакомления с ней: игнорирование, отторжение, привыкание и принятие.

Когда незнакомая сущность встречается впервые, она может быть настолько непонятной, что её даже невозможно с чем-то сравнить, поместить на какую-либо позицию в "системе координат" и соответственно понять, как на неё реагировать. В такой ситуации естественной реакцией бывает "никакая" - то есть игнорирование.
При последующих встречах тупо игнорировать уже не получается, но информации всё ещё мало, чтобы выстраивать взаимодействие. Поэтому в качестве защитной реакции включается страх, сущность воспринимается как чужая и враждебная и отторгается, нередко весьма агрессивно - по принципу "лучшая защита - нападение".
Затем по мере дальнейшего ознакомления постепенно становится ясно, что сущность неопасна - человек привыкает к ней, но пока ещё не воспринимает как "свою". На этом этапе конструктивное взаимодействие уже возможно, но по инерции всё ещё присутствует дистанцирование, основанное обычно на бессознательных мотивах "на всякий случай", "как бы чего не вышло" и т.п.
И наконец, когда сущность уже вполне знакома и понятна от и до, наступает принятие - она встраивается в привычный "туннель реальности" как неотъемлемая часть его, как "своя".

Здесь хочется акцентировать вот на чём. Переход от этапа игнорирования к отторжению может восприниматься как регресс, поскольку субъективно ощущается как ухудшение ситуации. Отсюда стремление, нередко бессознательное, к откату на предыдущий этап. Например, применительно к ЛГБТ законы о "пропаганде" - попытка такого отката: если о чём-то запрещено говорить, то этого словно бы и не существует, оно игнорируется. Равно как и среди самих ЛГБТ нередко встречаются симметричные настроения: лучше сидеть тихо и не высовываться (быть как можно более неизвестными и потому игнорируемыми), чем давать о себе знать и в результате нарываться на агрессивное отторжение. Однако на самом деле как раз такой откат и будет регрессом. К сожалению, переход к этапу привыкания, минуя отторжение, редко бывает возможен - ну разве что среди тех, кто максимально руководствуется интеллектом и минимально животными импульсами, но таковые в обществе пока ещё в меньшинстве. Поэтому этап отторжения стоит воспринимать как ту самую "тёмную ночь", которая, как известно, бывает перед рассветом.
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Моё мнение такое, что (если очень упрощённо) политика в значительной степени определяется экономикой, а экономика в не меньшей степени определяется технологическим развитием - поэтому начинать плясать нужно от последнего. Сегодняшний уровень технологий в развитых странах можно обозначить (и часто обозначают) понятием "информационное общество". Есть разные его определения, но если "тупо в лоб", то я бы определила так: это социум, в котором реализована структура типа "единого информационного поля" - т.е. такая структура, в которой информация рассматривается как нечто существующее независимо от материального носителя и одинаково доступное из любой точки пространства. Понятно что это определение для идеального мира, если же спроецировать его на реальный, то очевидно, что в некотором приближении этим условиям удовлетворяет интернет как глобальная сеть.

Далее, прежде чем говорить о том "как", нужно обозначить некоторые принципиальные "как не".

Почему информационное общество несовместимо с любыми жёстко иерархичными механизмами управления? Вот на локальном уровне поступил некий сигнал, и местный функционер должен на него отреагировать. Реагировать на своё усмотрение он не имеет права, поэтому в общем случае отсылает сигнал наверх по иерархии. Тот проходит цепочку, достигает верхней инстанции, там обрабатывается, вниз спускается реакция, функционер её исполняет, отсылает наверх отчёт, профит. Это на первый взгляд, а если копнуть глубже: на низшем уровне один сигнал - этажом выше их таких сто - ещё выше умножить на сто - ещё выше сервер от такого количества запросов упал и давай валяться. Понятно что на практике это работает не так, а так: верхняя инстанция раз и навсегда выдала директиву "такие сигналы обрабатывать так-то", и спит себе спокойно, автоматом отправляя отчёты в корзину. Но и это хорошо работает только в том случае, если сигналы достаточно однородные - чем они более разнородны, тем чаще директивная отработка не учитывает все параметры и приводит к сбоям, далее идут локальные возмущения и прочее раскачивание лодки. Отсюда и стремление всякого тоталитаризма причёсывать всех под одну гребёнку - то есть, вместо того чтобы подстраивать реакции системы под разнообразные сигналы, система добивается единообразия сигналов, подстраивая под шаблон их источники. Другой вариант - фильтрация сигналов, присваивание всему что не попадает в удобный для обработки диапазон статуса помех, шума и т.п. См. железный занавес, законы о "пропаганде" и прочая цензура далее по списку. Отсюда уже видно, почему с информационным полем это несочетаемо - потому что нарушает принцип единства, целостности. К тому же в силу его всеобщности в информационном поле уровень разнородности выше на порядки - там под одну гребёнку не получится, всё равно сплошь и рядом острые углы будут вылезать - значит опять же придётся "разделять и властвовать" - то есть поле уже ломается на слабо связанные части - далее вследствие нарушения естественного обмена информацией торможение в развитии, плавно переходящее в регресс. Альтернатива? Отказ от жёстких статусно-иерархических структур и переход к структуре социума с большими полномочиями и степенью ответственности на локальных уровнях.

Почему информационное общество как минимум в плоскости самого информационного поля плохо совместимо с системой товарно-денежных отношений? Это даже проще. В информационном поле, в его чистом виде, в силу всё той же целостности не может быть "моего", "твоего", "дядиного" и так далее. Есть источник информации, возможно есть адресаты, но нет владельца. Всё что туда попало - всё общее, поэтому информация не может быть товаром. Разумеется бороться с этим пытаются, но получается плохо. Ибо на каждый убиенный инфостор найдётся свой экс, на каждый забаненный напстер - десяток осликов, на каждый прикрытый мегааплоад - надцать других лоадов и шаров, про торренты я даже не говорю. В результате не успели информационный продукт ещё отрелизить - а он уже в сети, закачаешься. Можно конечно продолжать изощряться в изобретении всё более хитрых способов блюдения копирайтов, но даже при некоторых удачных решениях в конечном счёте это тупиковый и бесперспективный путь. С точки зрения перспективы - лучше принять информационную реальность как данность и отталкиваться уже от неё, а вот как именно - что называется, уже следующий вопрос.

А теперь более интересный момент. Информационное, да в общем-то любое высокотехнологичное общество плохо совместимо с экономической моделью, в которой для жизнеобеспечения необходимо работать. Ну это классика ещё индустриальной эпохи - если теперь на заводах всё будут делать машины, то куда же деваться рабочим, на что им тогда жить? В постиндустриальном - да, растёт доля сферы услуг, интеллектуального труда и всё такое прочее. А если опять-таки копнуть глубже - у скольких людей работа сводится к тому, чтобы перекладывать бумаги с места на место, нажимать кнопки в определённой последовательности, говорить в определённые моменты определённые слова, покупать что-нибудь ненужное чтобы продать что-нибудь ненужное, и всякой прочей деятельности, которая либо вполне автоматизируема, либо вовсе является имитацией деятельности. То есть некневсе люди занимаются псевдоработой, чтобы получить за это псевдоресурсы, которые затем можно обменять на настоящие ресурсы. Мысленно выбрасываем из этой формулировки всё псевдо - и что получается? И ведь этот паразитический цикл самоподдерживается: бесконечные улучшайзинги самой разнообразной продукции, "мы идём в ногу со временем - теперь фишечка у нас не зигзугом, а переподвыподвертом" - реальная польза сомнительна, зато куча причастных к процессу людей кагбэ при деле, имеют на что жить, и всем кагбэ хорошо. Но с точки зрения перспективы - плохо, потому что немалое количество ресурсов в этом цикле тратится на непойми что, а энтропия растёт. А ещё: пособия по безработице, пенсии, льготы такие, льготы сякие - всё это исключения, самим фактом своего существования показывающие, что правило работает не для всех и не всегда. И когда список исключений становится таким, что количество попадающих под них уже где-то соизмеримо с количеством тех, кто проходит по правилу - не повод ли это задуматься, что пора менять правило и как-то иначе управлять распределением жизненно важных ресурсов? И это я даже не затрагиваю вопрос о справедливости их распределения, с которой в существующей модели тоже всё очень плохо, поскольку целиком завязано на упомянутые выше псевдоресурсы (читай: деньги).

Ну хорошо, как не надо - понятно, а как тогда надо? Но на сегодня я и так расписалась на шибко много букаф, так что продолжение будет другим разом, кому интересно - ю ар велком. Да, если я здесь по ходу изобретаю велосипеды, которые где-то "такие же, только в профиль" - не стесняйтесь тыкать пальцами, а лучше - ссылками.
hiddenbehind: (взрыв мозга)
Существуют всякие сетевые сообщества по принципу "отдам даром", а вот интересно, есть ли сообщества (не имею в виду в ЖЖ, а вообще в сети) по предоставлению друг другу самого разного рода помощи и услуг на бесплатных основаниях? Понятно что такое часто практикуется во многих тематических сообществах, но есть ли что-то подобное, не ограниченное рамками какой бы то ни было тематики?

Мне представляется, что в таком сообществе должны быть как минимум такие правила:
- Новый участник озвучивает, какую именно помощь/услугу он готов предоставлять и (опционально) на каких условиях. Это не значит, что он не имеет права делать для членов сообщества что-то ещё кроме озвученного, но хотя бы минимальное базовое предложение для вступления в сообщество должно быть обязательно. Условия не должны быть трудновыполнимыми и в них не могут в какой бы то ни было формулировке фигурировать деньги/ценные бумаги/и т.п. - то есть финансовый/коммерческий аспект полностью исключается.
- Любой участник вправе изменить своё базовое предложение, а также внести отдельное предложение на разовой основе.
- Любой участник вправе обратиться за помощью/услугой "в пространство" (т.е. в сообщество в целом, безадресно), к конкретному участнику или группе участников.
- Любой участник имеет право отказать в помощи без объяснения причин. Соответственно, никто не вправе предъявлять претензии за отказ или жаловаться, что его игнорируют. Тем самым подчёркивается, что взаимопомощь основана исключительно на добровольных началах.
- Ну и "общее место": общение между участниками должно строиться на принципах взаимного уважения, толерантности, отсутствия хамства/ругани, и т.п.
Нарушение любого из правил является основанием для исключения из сообщества (возможно не сразу, а после некоторого количества "жёлтых карточек").
Для большей эффективности к этому можно добавить систему репутации. Если человек удовлетворён тем как ему сделали - сделавшему это идёт в плюс, если нет - в минус (тут можно ещё разные градации предусмотреть). Отказы в минус не идут, но: если кто-то сначала согласился помочь, а потом передумал - тогда это будет минус. История изменений репутации для всех участников должна храниться в сообществе и быть доступной для просмотра любым участником. По логике, тем кто имеет более высокую репутацию будут помогать охотнее, т.к. больше вероятность в случае чего получить качественную помощь от них - отсюда стимул стремиться повышать репутацию.

Вот интересно: есть ли в сети что-то подобное? А также особенно интересно, какие в этой системе есть (и вообще могут быть) подводные камни.

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829 3031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:45 am
Powered by Dreamwidth Studios